Top.Mail.Ru

Не в деньгах счастье?

be InSync
24 Октября 20229 минут на прочтение
Счастье за деньги не купишь — именно эту гипотезу пытаются доказать либо опровергнуть учёные. Что скрывать: зависимость психологического благополучия от уровня дохода интересует не только профессора в стенах университета, но и почти каждого из нас. 

Прежде искать связь между эндорфинами и размером кошелька, давайте определимся, что такое «счастье». Этим словом принято называть общее благополучие и уровень удовлетворённости человека, включая оценку его эмоционального состояния. Как правило, замеряя уровень счастья, исследователи делят его на два вида: сиюминутное — например, от забитого гола или покупки пылесоса) и глобальное — удовлетворённость жизнью в целом.
Лада Милькота

Макросчастье

То, что деньги влияют на ощущение нашего психологического благополучия подтверждает целый ряд исследований. Но здесь важно учитывать, на каком уровне изучается тема.
И если мы говорим о закономерностях в масштабах стран и континентов, то всё довольно просто: существует линейная зависимость между ВВП страны и ощущением собственного благополучия граждан.

График: по горизонтали отмечен ВВП на душу населения, вертикальная ось показывает удовлетворённость жизнью. На графике располагаются названия стран, а размеры кругов рядом коррелируют с численностью населения.

Рост ВВП повышает уровень счастья, и наоборот — снижение ВВП означает его спад. Американские экономисты Бетси Стивенсон и Джастин Вулферс подтвердили эту гипотезу на базе статистических данных 130 бедных и богатых стран.

Ангус Дитон, британский учёный, который в 2015 году получил Нобелевскую премию по экономике «за анализ потребления, бедности и благосостояния», пришёл к подобным выводам. В своём исследовании он отмечает прямую взаимосвязь между удовлетворённостью жизнью и уровнем национального дохода на душу населения. По его подсчётам, увеличение дохода вдвое повышает удовлетворённость на 1 пункт по шкале от 1 до 10.

Микросчастье

А вот с микросчастьем всё довольно неоднозначно, ведь тут мы сталкиваемся лицом к лицу с личностью и её субъективным благополучием. И на этих американских горках мы наверняка пролетим мимо большого дома соседа, высокой зарплаты коллеги или тревоги по любому поводу.
В конце 19 века английский экономист Альфред Маршалл сформулировал «закон убывающей предельной полезности». Суть в том, что каждая дополнительная единица потребляемого блага уменьшает его предельную полезность/ценность. Если кратко, то ценность €10 для Хосе, который живёт на Кубе и получает €29 в месяц, не сравнится с ценностью тех же €10 для австралийца Джона с месячным доходом €4100. Спустя век Маршалла поддержит Ричард Истерлин. Изучая настроения американцев в 1946-1970 годах, он заметил, что рост дохода увеличивает уровень счастья лишь у бедных людей, в то время как средний класс и богачи не испытывают большей удовлетворённости. Позже эта закономерность получила название «парадокс Истерлина».

Ищем потолок

И хоть «закон убывающей предельной полезности» и «парадокс Истерлина» были опровергнуты более поздними исследованиям, в противном случае не было бы никакого смысла в экономическом росте, по отношению к микросчастью мы всё же находим в этих выводах долю правды.

Некоторые исследователи счастья рассказывают о планке, после которой материальные блага уже не приносят ожидаемых эмоций. В 2010 году Дэниел Канеман и Ангус Дитон опубликовали исследование, в котором заметили: чем дальше годовой доход американца перешагивает порог $75 тыс. (по нынешнему курсу — $90 тыс.), тем меньше его радуют простые человеческие удовольствия: вкусная пицца, поездка на море или новые кеды.

Канеман и Дитон сошлись на том, что доход в диапазоне $75 тыс. позволяет легче переживать жизненные неурядицы и минимизировать стресс. В этой цифре исследователи видят финансовую гармонию, своего рода золотую середину между недостатком и избытком.

Но существование такой планки вызывает споры в научном сообществе. Свежее исследование Мэтью Киллингсворта показало, что как и сиюминутное счастье, так и глобальное ощущение благополучия продолжало расти линейно в соответствии с ростом дохода и не останавливалось на заветной черте в $75 тыс. Для своих подсчётов Киллингсворт использовал авторское приложение Track Your Happiness. Помимо оценки глобальной удовлетворённости жизнью, приложение позволяло замерить сиюминутное счастье в режиме реального времени, спрашивая у пользователей об их переживаниях здесь и сейчас.

Вопросы к счастью

По мнению Майкла Нортона, профессора Гарвардской школы бизнеса, исследования показывают, что оценивая удовлетворённость жизнью, мы задаём два ключевых вопроса: «Как у меня обстоят дела по сравнению с тем, что было раньше?» и «Лучше ли мое положение, чем у окружающих?».
Загвоздка в том, что многое в жизни трудно измерить таким способом. Вот тут то на помощь и приходят вполне себе понятные количественные параметры. Гораздо легче померяться уровнем зарплаты, маркой машины или площадью дома, чем успешностью брака, дружбы или отцовства.

А как у миллионеров?

Нортон опросил более 2000 человек с капиталом от $1 млн, включая тех, чьё состояние значительно превышало этот порог. Он попросил богатых людей оценить, насколько они счастливы по шкале от 1 до 10, и пришёл к заключению, что всем им для полного счастья не хватало в среднем в два или в три раза больше денег.

Так зачем больше денег, если можешь позволить себе всё? Наступает момент, когда ещё один миллион долларов уже не вносит изменений в образ жизни. Денег и без него хватает, чтобы пополнить свой автопарк очередной Ferrari или купить остров в Карибском море. Вот тогда и появляются другие мотивы зарабатывать больше. Джеффри Уинтерс, профессор Северо-Западного университета, поделился наблюдением: люди, которые получают зарплату, чтобы оплатить ипотеку, медстраховку и обучение ребёнка, связывают процесс заработка денег со своими расходами. Сверхбогатые люди используют деньги, чтобы делать деньги. Для них это не средство, которое закрывает нужды, а увлекательная игра, повышающая социальный статус.

Что точно работает?

В чём определённо сходятся большинство исследователей, так это в том, что наше счастье больше зависит от того, как мы тратим деньги, чем от того, сколько имеем. Вот три проверенных способа, как заставить финансы работать на счастье.

Впечатления в приоритете

У соседа трава зеленее. Прилив радости от покупки Audi Q7 может исчезнуть в ту же секунду, как только возле нас припаркуется Q8 бывшего одноклассника, и да — прямо из салона.

Гораздо сложнее сравнивать впечатления, более того — сделать это практически невозможно. Трудно представить, что кто-то кардинально изменит впечатление об отдыхе в тропиках только потому, что узнает о существовании рядом лучшего бунгало. Исследование 2010 года Трэвиса Джей Картера и Томаса Гиловича подтвердило, что погоня за впечатлениями, а не материальными благами — более надежный путь к счастью. Мы не устаём рассказывать о полёте на параплане годами, а вот о купленном свитере можем забыть уже через неделю. Логика в том, что новый опыт работает на перспективу — он продолжает приносить хорошее настроение, когда мы погружаемся в воспоминания.

Деньги на других

Проверено: уровень счастья повышается, когда мы тратим деньги на других. Люди, которые приносят пончики в офис, дарят подарки без повода и покупают капучино другу, счастливее, чем те, кто не практикует такие расходы.

Составьте чек-лист «добрых» трат. Выберите из своего окружения 3-5 человек, которым вы хотите подарить немного счастья. Это может быть кто угодно: муж, сосед с первого этажа или тренер по пилатесу.

Не многие могут похвастаться, что их любимое времяпрепровождение — вытирать пыль, готовить драники или ходить в продуктовый. Как правило, время, которое мы тратим на бытовые вопросы, приносит меньше удовольствия, чем время, свободное от рутинных обязательств. Это подтверждает исследование 2017 года. Его авторы решили проверить, как изменится психологическое благополучие, если в одни выходные тратить $40 на покупку, которая сэкономит время, а в следующие на те же деньги приобретать какую-нибудь вещь. Оказалось, что участники эксперимента были в лучшем настроении и чувствовали меньше стресса после того, как тратили деньги на то, что экономило время и избавляло от повседневных забот.

Финансовое благополучие далеко не всегда гарантирует ощущение счастья. Но правда в том, что высокие доходы дают нам жизнь, которая воспринимается как более хорошая. И даже самые несчастные соглашаются, что грустить всё же лучше на Багамах.